Обстановка в Мире

70 883 подписчика

В турецких сетях объявили нам войну: “Наша цель — уничтожить Россию”…..

v-turetskih-setyah-obyavili
 

После гибели в Идлибе турецких военных в соцсетях и турецких газетах началась настоящая истерика. Самые буйные головы призывают к войне с Россией и убийству Асада. Что стоит за всеми этими публикациями и насколько опасно для нашей страны?

Можно ли сирийцам и их союзникам проводить контртеррористическую операцию против вооружённых турками до зубов опасных террористических группировок в сирийской провинции Идлиб, где террористов “крышуют” находящиеся с ними вперемешку турецкие “наблюдатели”, и попадать только по террористам?

Увы, нет. Кое-что будет неизбежно перепадать и турецким военным. Ибо это война.

 И даже если в турок не будут метить специально, их всё равно найдут бомбы, снаряды и пули, которые прилетают не всегда туда, куда надо. Если, конечно, между сирийцами и турками не начнётся открытый пограничный конфликт, чего при истерической реакции Анкары и турецкой общественности на каждый такой случай нельзя исключать. В каком-то смысле он уже идёт. Причём если по туркам попадают случайно, турки в сирийцев в ответ стреляют на поражение.

Эти печальные события вызывают бурную реакцию в Турции и смущают совесть тех русских, кто хочет видеть в турках союзников, хотя ни одна страна не вела себя в последние годы по отношению к России более дерзко и безнаказанно, чем эта. Судите сами. Протараненный и потопленный якобы случайно корабль Черноморского флота. Подло сбитый военный самолёт. Страшная смерть его лётчика. Хладнокровно убитый посол Андрей Карлов.

Постоянные атаки дронами со стороны турецких подопечных из Идлиба российской базы Хмеймим, базы страны, которая спасла турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана от организованного Западом путча, хотя официально это не подтверждается. Вероятная турецкая причастность к смерти на днях в Идлибе четырёх российских спецназовцев. А ведь были ещё и 12 войн, которые вели между собой в разные годы Россия и Турция.

А сколько ещё наверняка есть того, чего мы не знаем.

На что обижаемся?

Русских также поражает и возмущает, с какой яростью в социальных сетях турецкие пользователи обрушиваются на Россию и её сирийского союзника в связи со случайной гибелью в Идлибе турецких военных, которых, кстати, туда никто не приглашал. И даже неважно, реальные это лица или тролли, пытающиеся в интересах США вбить пошире клин между Россией и Турцией. Потому что турецкий шовинистический плебс с исламистским флёром и больной психикой, который никогда и не считал Россию другом, думает именно так.

Вот некоторые перлы: “Давайте не ждать, давайте отвечать. Нас ждет ожесточённая война с Россией”. Или: “Наша задача сейчас — уничтожить Россию и растоптать Асада”. Или: “Турция должна завоевать Сирию, пришло время снести Асада, не обращая внимания на Россию”. А вот ещё: “Диктатор Асад при поддержке России совершает в Сирии геноцид”. Или: “Россия нас предала в Сирии. Но половина Сирии должна быть нашей”.

 Российские пользователи Сети, ознакомившись с такой реакцией, отреагировали соответственно: “Вот ведь как получается… Полезли в чужую страну, незваными… А когда закономерно получили по сусалам, обиделись всей туретчиной”. Или: “О каком предательстве идёт речь? Путин турецкому флагу не клялся на крови. Убирайтесь из Сирии, тогда вас никто там убивать не будет. Вас туда никто не звал. Вообще обнаглели. Топчут чужую землю и ещё возмущаются, что их там кто-то “предаёт” или “убивает””. Эрдогану также советуют “быть осторожнее с заявлениями по Крыму, да и меньше размахивать сабелькой в Идлибе”, поскольку “если перейдёт черту, то в следующий раз от боевиков Фетхуллаха Гюлена его никто спасать не будет”.

Как видим, претензии друг к другу взаимны и в обоих случаях базируются на эмоциях, так как исходят из того, что между Россией и Турцией существует якобы некая “дружба”, которую другая сторона своими действиями, дескать, подрывает.

“Попутчики” то вместе, то врознь, и это нормально.

О том, как обстоят дела на самом деле, прекрасно сказал президент Турции Эрдоган в присутствии своего российского коллеги Владимира Путина на церемонии запуска “Турецкого потока”. Турецкий лидер процитировал тогда к месту русскую поговорку: “Умный попутчик означает, что половина пути уже пройдена”. Он выразил надежду, что обе страны и далее будут оставаться “двумя добрыми попутчиками”.

Это очень правильная мысль. Анкара, безусловно, хочет быть “попутчиком” России в том, что касается таких крайне выгодных Турции проектов, как, например, уже действующий “Турецкий поток”, возводящаяся с помощью России АЭС “Аккую”, приобретение ЗРС С-400. Но всё это получилось именно потому, что было выгодно также и России. Обе страны — действительно самые “добрые попутчики”, когда речь идёт о взаимной выгоде. И это нормально. Более того — правильно.

Однако “добрый попутчик” — это всё-таки не друг и союзник. Россия не может и никогда не будет “попутчиком” Турции в сокрушении своего старого союзника Сирии, турецкой пропаганде пантюркизма на просторах бывшей Российской империи и вряд ли поддержит Анкару, если турки вздумают в борьбе за энергетические ресурсы Средиземноморья напасть на греков, хотя те флиртуют сейчас с американцами.

Что турки делают в Идлибе?

Турецкие солдаты находятся в Идлибе, собственно, по трём причинам.

 

Во-первых, потому что в Анкаре, как и многие турки вообще, считают всю Сирию и соседние арабские страны отбившимися 100 лет назад от рук турецкими провинциями, которыми османы управляли веками.

Во-вторых, потому что Анкара, вероятно, хочет в данном случае повторить трюк 1939 года. Тогда, воспользовавшись надвигавшейся Второй мировой войной и проблемами в этой связи Франции, подмандатной территорией которой была тогда Сирия, Турция отторгла от последней соседствовавший с Идлибом т. н. Александреттский санджак, где годом ранее было создано — формально в рамках французской Сирии — марионеточное Государство Хатай. В тот момент французам было не до того, чтобы выяснять отношения с турками, и у тех получилось. Сирийские протесты были проигнорированы.

В-третьих, турецкие власти намерены использовать территорию соседней страны для создания там лагерей для беженцев, в том числе тех, которые стремятся через Турцию пробраться в Европу из третьих стран, чтобы избавить от них собственную страну и заодно установить неформальный контроль над различными районами Сирии, создать там своего рода буферную зону. В том числе и для того, чтобы защитить южные районы Турции от угроз со стороны курдов.

Что касается Сирии, то там, как видим, у России, которая хорошо понимает историческую подоплёку конфликта и мотивы Анкары, и Турции совершенно разные интересы. И если в Анкаре не понимают вежливости России и её готовности ради сохранения Турцией лица временно попридержать своих сирийских союзников в ликвидации в Идлибе террористической язвы, и турки рассчитывали продлить эту ситуацию навсегда, то они заблуждаются, так как пути “добрых попутчиков” в данном случае разойдутся. Ибо тогда уже Россия потеряет лицо, если не сможет помочь дружественной стране сохранить свою территориальную целостность, во что она уже так сильно вписалась, в том числе кровью.

Что грядёт?

Поэтому хотя заместитель президента Турции Фуат Октай и заявляет, что “наши военные продолжат сохранять своё присутствие в регионе и давать должный ответ тем, кто попирает международное право” (во как!), Турция вряд ли решится на полномасштабную войну, несмотря на неизбежную дальнейшую гибель в Идлибе своих солдат.

Во-первых, потому, что за Сирией стоит не являющая в данном случае турецким “попутчиком” Россия, терпение которой не беспредельно.

А во-вторых, потому что из-за постоянных чисток сторонников Гюлена среди офицерского корпуса турецкая армия сейчас лишь относительно боеспособна. Огрызаться, конечно, турки будут, и, возможно, весьма болезненно для сирийцев, но всё равно скорее рано, чем поздно те их выживут из Идлиба. Потому что Идлиб — не Хатай, а Россия — не Франция. Второй раз один и тот же трюк не пройдёт.

Источник ➝

Почему именно Италия: Тайна “странных смертей” раскрыта

pochemu-imenno-italiya-tajna

 

Стало понятно, почему коронавирус так сильно ударил именно по Италии и к чему это начало приводить, причём везде. В этом нет никакой мистики, но это страшно. Минздрав Италии раскрыл ещё одну причину высокой смертности от коронавируса – это аномально тёплая зима, приведшая к меньшим, чем раньше, потерям от обычного сезонного гриппа, в результате чего освободившуюся нишу занял коронавирус, и жертв от него оказалось больше.

Понятно, что это третьестепенная причина, однако если её присовокупить к числу уже известных фактов, то начинает складываться вполне убедительная картина того, почему именно Италия оказалась по этой части наиболее проблемной в Европе страной, опередив по числу жертв в три раза даже 1,5-миллиардный Китай.

Давайте же осмыслим ставшие известными факты и подведём итоги, после чего станет также ясно, от чего начали умирать “странной смертью” некоторые заражённые коронавирусом пациенты в Ломбардии. Поскольку ответ на него может помочь избежать того, чтобы такое же не началось и в России.

Эпидемия бушует давно: это не понимали или скрывали

На 1 апреля 2020 года в Италии было 110 574 подтверждённых случая заражения COVID-19 и 13 155 связанных с этим смертей. Отчасти это вызвано тем, что коронавирус пришёл в Италию значительно раньше, чем считается, и это результат того, что он успел “хорошо поработать”, пока ему не объявили войну. Официально первый пациент с коронавирусом появился в Италии лишь 20 февраля – в городе Кодоньо в Ломбардии, когда эпидемия уже давно бушевала в Китае.

И всего за месяц число подтверждённых случаев COVID-19 в Италии взлетело почти до 50 тысяч, более 4000 пациентов погибли. Эти чудовищные цифры шокировали итальянцев и весь мир, люди стали гадать, с чего это вдруг коронавирус так “возлюбил” именно итальянцев, сделав на годы вперёд “зачумлённой” для туристов со всего мира их прекрасную страну?

И итальянские учёные дали ответ на этот вопрос: к моменту постановки первого диагноза коронавирус давно хозяйничал в большинстве городов Ломбардии “инкогнито”. Не будучи диагностированным, он появился там “гораздо раньше 20 февраля”.

По мнению профессора биологии Энрико Буччи из Университета Филадельфии, коронавирус завезли в Италию не позднее середины декабря, поскольку уже к концу февраля у вылеченных от свирепствовавшей в Ломбардии с декабря 2019 года пневмонии (которую власти старались не афишировать, чтобы, видимо, не распугать туристов) пациентов были обнаружены антитела к новому коронавирусу. Это произошло раньше, чем Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) дала ему название.

Таким образом, констатирует Би-би-си,

к моменту, когда итальянская эпидемия грянула как гром среди ясного неба официально, на самом деле она уже разрасталась незамеченной на протяжении более чем двух месяцев.

И это ещё в лучшем случае так: зараза могла появиться в Италии даже раньше, чем… в Китае. Как сообщил Национальному общественному радио США директор Института фармакологических исследований имени Марио Негри Джузеппе Ремуззи, ещё за несколько недель до того как в Китае зафиксировали вспышку коронавируса, на севере Италии уже циркулировала “странная пневмония”.

Врачи помнят, как наблюдали очень странную пневмонию, очень тяжёлую, в основном у пожилых людей, в декабре и даже ноябре, – свидетельствует итальянский профессор. – Это значит, что вирус циркулировал, по крайней мере в Ломбардии, и до того как мы озаботились вспышкой, которая произошла в Китае.

Иными словами, заболевание существовало, распространялось, а люди об этом не знали, не хотели знать и проявляли беспечность.
И ещё, как видим, далеко не ясно, кто к кому занёс новый вирус – китайцы в Италию или итальянцы и проживающие в Италии китайцы в Китай.

Последняя версия почему-то обычно не рассматривается, хотя имеет полное право на существование: на севере Италии, в основном в Ломбардии, находится сотня ткацких фабрик, на которых размещают заказы знаменитые миланские модельеры. Примерно 75% рабочей силы на них составляют китайцы, которые в ноябре партиями отправлялись на праздники к родственникам в Китай, а потом возвращались обратно…

В общем, коронавирус атаковал Италию уже в течение полугода, люди им массово заражались, но им ставили ошибочные диагнозы – сезонный грипп, пневмония… А большинство, переносившее его в бессимптомной форме, веселилось в барах и ресторанах, посещало кинотеатры, стадионы и дискотеки, заражая новым вирусом окружающих. Поэтому первый “официальный” пациент, по мнению итальянских врачей, в частности, вирусолога Фабрицио Преглиаско, “скорее всего, был пациентом номер 200, а может, и больше”.

Всё это со всей очевидностью означает, что заражённых коронавирусом на самом деле минимум в десять раз больше, чем официально признавалось и признаётся. А раз так, то вызывающий ужас процент смертности в Италии от COVID-19 (11-12%) в действительности всего лишь в пару раз больше, чем от самого обычного гриппа. Большая часть мистики, как видим, уже испарилась.

Кризис системы здравоохранения

Как правильно отмечалось вдумчивыми наблюдателями, коронавирус атакует не столько отдельных людей, сколько национальные системы здравоохранения. Италия – классический тому пример. Со Средних веков медицина не была там первоклассной, а с некоторых пор, как и во многих других странах, стала объектом экономии, “оптимизаций”.

В результате, когда на испытывающую дефицит врачей и медсестёр запущенную систему здравоохранения обрушилось “цунами” инфицированных коронавирусом пациентов – причём в очень тяжёлом состоянии (всем остальным было велено болеть дома, так как в госпиталях банально нет мест), – оказалось невозможным вылечить многих из тех, кого можно было спасти.

Из-за нехватки масок, респираторов, аппаратов искусственной вентиляции легких, спецодежды, специализированных коек в реанимациях и инфекционных отделениях (в Германии – 29,2 койки на каждые сто тысяч населения, в Италии – 12,5) итальянским медикам пришлось трудиться на износ. И на каждом шагу делать трудный этический выбор: спасать того, кто постарше или помоложе, у кого есть дети или их ещё нет.

Досталось и им самим: с начала вспышки COVID-19 в Италии только официально от коронавируса погибли свыше 40 сотрудников больниц, заразились 5000 врачей, медсестёр и других работников системы здравоохранения. Этот вирус прилипчив – там и где его много.

На печальную статистику смертей очень негативно повлиял также низкий уровень гигиены в итальянских больницах. Согласно данным за 2015 год Европейского центра профилактики и контроля заболеваний, которые привёл директор Института клинической фармакологии и токсикологии в Гамбурге Штефан Хоккертц, от больничной инфекции в Германии скончались 2363 человека, во Франции – 5543, в Италии – почти 11 тысяч. Это означает, что, попадая в переполненные больничные палаты или коридоры госпиталей, заражённые коронавирусом подвергаются дополнительной атаке гнездящейся там всевозможной заразы, которая их часто и убивает.

Это во многом объясняет, почему жертв нынешней эпидемии больше, чем обычных сезонных. Потому что, хотя коронавирус не является по ключевым показателям более опасным, чем другие неприятные вирусы, нагрузка сейчас на госпитали и больницы намного выше. В этом, кстати, и заключается смысл глобально применяемых карантинных мер: запустившие своё здравоохранение страны лихорадочно пытаются нарастить ресурсы в борьбе с этой заразой, чтобы она не уничтожила заодно репутацию и карьеру политиков, допустивших это.

Кстати, в последние годы смертность от обычного сезонного гриппа в Италии, особенно среди пожилого населения (65+), и без всякого коронавируса практически вдвое превышала среднеевропейские показатели. С 2013 по 2017 год эпидемии гриппа в стране унесли, по оценкам специалистов, почти 70 тысяч жизней “сверх нормы”. Таким образом, мистики остановится ещё меньше.

Стареющее население

Очевидная предпосылка коронавирусной катастрофы в Италии это возрастная структура итальянского населения: каждый четвёртый итальянец – старше 65 лет. Средний возраст итальянских пациентов, у которых диагностирован коронавирус, примерно на 20 лет больше, чем в Германии, где – также и по причине лучшей системы здравоохранения – ничего подобного не происходит. Там число жертв коронавируса “аномально” низкое.

Понятно, что часто присущие пожилым людям повышенное давление, диабет, рак, инсульты, болезни сердца, лёгких, проблемы с дыханием делают их особенно уязвимыми для COVID-19, особенно в условиях развала системы здравоохранения. Неудивительно, что средний возраст умерших в Италии от коронавируса – почти 80 лет, и это сильно портит статистику.

Национальный характер

Увы, итальянцев сильно подставил под удар коронавируса и их национальный характер. Итальянцы любят шумные компании, застолья, обниматься и целоваться при встречах. Приходя с улицы к друзьям в гости, они обычно не снимают обувь и находятся дома в той же одежде, что были на улице. Старшие поколения нередко живут под одной крышей с детьми, имеющими больше шансов притащить на себе домой опасный вирус.

Итальянцы игнорировали несколько ключевых недель введённые, наконец, властями меры предосторожности и демонстративно нарушали карантины. Потом это прекратилось, но было уже поздно. В Японии тоже много стариков. Однако традиция держать дистанцию и избегать физического контакта с другими людьми, исключительная чистоплотность и образцовая система здравоохранения привели к тому, что большой проблемы с коронавирусом эта страна не испытывает.

Итальянцам также присущи некоторые вредные медицинские привычки, особенно в нынешней ситуации. Например, злоупотребление антибиотиками, что, по статистике, происходит в полтора раза чаще, чем в других странах ЕС. Эти препараты не действуют на вирусы и способствуют появлению резистентных инфекций, которые сильно осложняют состояние тяжелобольных, подавляя их иммунную систему. Неудивительно, что такого рода инфекции в итальянских больницах встречаются в два с лишним раза чаще, чем в среднем в Европе…

Неправильно считают

Страшные, пугающие всех цифры о погибших “от коронавируса” в Италии вводят во многом в заблуждение ещё и потому, что в подавляющем большинстве случае следует писать не “от”, а “из-за” и “с”.

Дело в том, что в официальную статистику попадают все пациенты, скончавшиеся в больнице после положительного анализа на COVID-19. Но это совершенно не означает, что причиной их смерти стал именно коронавирус, а не другие болезни или их сочетание. По некоторым подсчётам, непосредственно от COVID-19 умирает лишь каждый восьмой из “официально” погибших инфицированных. Иногда говорят о 12%. Но глобальный обыватель, подзуживаемый жаждущими хайпа СМИ, не делает никакой разницы между умершими “с” коронавирусом, от умершими “от” него. Хотя она есть.

Отсюда и получаются такие цифры. Это выгодно власть предержащим, представляющим дело так, что “против лома нет приёма”, что страна стала жертвой пандемии, к которой было невозможно подготовиться. То есть, что речь идёт о форс-мажоре, а не о чей-то персональной недалёкости, жадности, некомпетентности или пофигизме.

И самое страшное

В четверг из Италии пришли сообщения, вызвавшие новый приступ страха, хотя, казалось бы, все уже привыкли за последнее время к ужасам с Апеннин: в Ломбардии начали фиксировать “странные смерти”. Это когда люди без серьёзных симптомов коронавируса засыпают и не просыпаются. Как сообщается, лишь в одном пансионате умерло таким образом уже пять больных.

Одновременно поступает пугающая и – как оказалась после проверок – точная информация из небольших городков Ломбардии. Их мэры в период эпидемии выписывают в 4-6 раз больше свидетельств о смерти, чем за аналогичный период в предыдущие годы.
Так, в городе Нембро в 60 километрах от Милана, согласно словам его мэра Клаудио Канчелли, с января по март обычно умирают 35-40 человек, в 2019 году там скончались 120 жителей. А в этом году к 24 марта уже выдано 158 свидетельств о смерти. И то же самое – утилизация целого поколения – происходит по соседству.

Но самое страшное состоит даже не в этом, а в том, что в Пезаро, например, общее число умерших превышает число погибших от коронавируса в 5-6 раз. Почти такая же ситуация в Бергамо, где работают российские спасатели.

Объяснение “странных смертей” и этого “парадокса”, частью которого они являются, может быть только одним: итальянцев убивает теперь в основном не коронавирус и не вызванная им нагрузка на медицинскую систему (когда до остальных больных не доходят руки), а страх перед ним и его последствиями – для себя и своих близких.

Похоже, в Италии наступила, а в остальном мире, включая Россию, наступает куда более опасная и зловещая эпидемия страха, угрожающая психическому здоровью десятков, сотен миллионов людей, не только стариков. И их жизни соответственно тоже. Как давно бьют тревогу честные вирусологи, микробиологи и эпидемиологи во всех странах, например, российский профессор Игорь Гундаров, страх и паника подрывают иммунитет, лишают человека сил сопротивляться, вынуждают капитулировать перед болезнями.
А кому-то просто в нынешней ситуации, которой пока не видно конца, уже не хочется жить…

Мораль здесь ясна – нагнетать коронавирусный психоз это страшное преступление. Этим не должны заниматься в своих целях ни власти, ни СМИ. Находящиеся в эпицентре событий итальянцы его уже не выдерживают, как и некоторые – давайте начистоту – ваши знакомые здесь, в России, хотя ситуация у нас намного лучше. Коронавирус виновен в этом только отчасти, и бояться его не надо, так как потерять от страха можно намного больше – ваше благосостояние и свободу в том числе.

Не пора ли президенту Путину сильно рассердиться?

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх